Июн 182010
 

Дед и собака на прогулке.

Вольск, 05 мая 1978 года, городской парк, недалеко от входа маленький травяной стадиончик, до сих пор так же выглядит, кстати, я в мае там был, вот этот кадр сделан оттуда в тридцати секундах шагом, только теперь слева видна техника времён сороковых, выставка, понимаешь, победившего военпрома. Кажется, кнопочку на фотоаппарате нажимал Эдик Богомолов, который в Вольск приезжал из Ленинграда постоянно, потому что тут запускались воздушные шары в военной части, на них эдиково астрофизическое оборудование и приборы в стратосферу запускали.

Дед в те годы был «журналист ТАСС по г. Вольску», писал книги, сценарии для театра и кино, статьи в прессу, само собой. Собаку, английского дога, звали по документам «Дэлидьярд Тьюздей», вторая часть имени такая, потому что родился он во вторник как раз, как сейчас помню. В жизни же он был Дэль, и никак иначе; тут ему 3 года примерно, уже не подросток, ещё не взрослая собака. Дед выгуливал Дэльку на этом стадиончике вместе со вторым секретарём горкома Шмыровым, который купил у нас когда-то дэлькиного брата, Бим его звали, кажется. Шебутная собака, хулиганистая, могла куснуть. Когда весь помёт (12 щенков) Гайды разобрали, у нас оставался только будущий Бим, а будущий Дэль «ушёл» к Шмыровым как раз, но почти тут же заболел собачьей чумкой, дед их поменял, будущего Бима отдали Шмырову, а Дэльку начали мы выхаживать. Ему было плохо очень, но он выжил, ноги, правда, потом дрожали и подгибались долго, а ухо «заломилось» насовсем, должно же торчком стоять всегда, но ему это такой забавный вид придавало. Торчком оно было, только если Дэльку что-то в алертное состояние приводило, кошка или звуки, которые он не мог идентифицировать.

Дэль считал хозяевами деда и бабушку моих, но подчинялся он им крайне формально, а когда не хотел, то поступал по-своему, даром что послушнейший пёс был. А вот меня он считал, кажется, своим персональным собачьим богом и другом. Он всегда слышал, когда я по приезде в Вольск впервые в этот приезд поднимался по лестнице ещё будучи на первом этаже; как он меня чуял через все те четыре этажа сталинской коробки, «наука не в курсе дела» ©. И предчувствовал он мой приезд всегда, в этот день он как шальной бегал по квартире, приставал ко всем, в глаза заглядывал, очень ясно выражая мысль «ну когда же, когда ОН приедет?!..». Только в последний мой приезд туда, когда он ещё жив был, он не смог встать, говорят, он лежал большую часть времени последние несколько недель, не ходил, не ел, и чем жил, неясно. Мы последний раз виделись с ним в 1988 году, я как раз в экспедицию уехал после этого, мне туда телеграмму прислали, написали, что меня дождался, попрощался вроде и… всё.

Но хватит о грустном, вспомню-ка лучше я пару случаев, когда он кусался. Первый раз был примерно тогда, когда была сделана фотография выше, только летом, может, только год не 1978, а 1977 или 1979. Мы тогда жили в ГДР, я там учился, а потом приезжал на всё лето к ним в гости и мы там отрывались на прогулках. Вот как раз когда на этом поле Шмыров выгуливал Бима, а дед и я — Дэля, хулиган Бим цапнул меня за руку, пробегая. Дэль тут же превратился в дьявола: заорал дурным голосом, даже не взревел, налетел на Бима и таких плюх ему отвесил, что того потом успокоить час не могли, поймать по всему полю пытались; Дэль как с ума сошёл, что его друга укусили, хоть бы и брат. Они, кстати, вполне себя по-братски вели.

Второй случай был в восьмидесятые, примерно в 1984 году, когда я на нём прокатиться решил, ну он же огромный, как лошадь, покатай же меня! Оказывается, у догов есть гордость: они на спину не сажают даже богов. Дэлька меня деликатно пытался стряхнуть несколько раз, но когда понял, что до меня не доходит эта мысль, схватил пастью руку и несильно сжал, уже явно давая понять, что всё не так. Я, дурак, обиделся на него, ушёл в другую комнату, а он потом весь день за мной ходил с глазами виноватыми-виноватыми, прощения просил. Дэлька-Дэлька, пусть тебе хорошо будет в твоём собачьем раю…

Ой, а как Гайда плакала тогда, когда её продали куда-то в Сибирь. Шли по улице все, полностью семья, Гайда на поводке, новый хозяин рядом, мне не сказали, что собаку продают, я был маленький, года четыре-пять мне было, поводок передали новому хозяину, так чтобы Гайда оценила факт, что её ведёт не старый хозяин, потом мы остались, а новый хозяин её повёл на той же скорости в том же направлении. Та обернулась недоумённо, а потом до неё как-то вдруг дошло, что всё, кончилась жизнь тут, и у неё слёзы покатились из глаз, такие крупные, маслянистые, я такого зрелища не видел потом никогда, она немного посопротивлялась, но она была воспитанной собакой, ей же хозяин, дед мой, сказал идти с тем человеком, ну она и пошла. Шла, оглядывалась и рыдала. Чёрт, сколько лет прошло, а до сих пор комок в горле.

Лорд, отец Дэлькин и всех других чемпионов того помёта, вообще был не из Вольска, откуда-то его привозили или Гайду увозили к нам, не знаю, я ещё этого не понимал. Лорда отравили завистники, Гайда попала под трамвай вскоре после продажи, в Вольске такого транспорта не было и нет, Гайда была непривычная, а хозяин невнимательный. Ну и.

Чего это всё такое грустное вспоминается-то?.. Ладно, попробуем вспомнить типичное зрелище. Вольск, лето, солнце ещё не встало, дед будит меня и Дэльку, мы тихо собираемся, стараясь не греметь, потому что бабушка спит ещё, я ворчу, я не люблю утром не спать, я сова, но дед ложится спать после программы «Время», встаёт в 4-5 утра, он мою сонливость, наверное, не понимает. Идём гулять на Волгу, на пляже около лесопилки и пивзавода, раздеваемся, заплываем ближе к середине стремнины, ложимся на спину, Дэлька плавает вокруг нас эсминцем охраны, кругами; течением нас сносит вдоль города, мимо трёх дебаркадеров, мы вылезаем, догуливаем до вещей обратно примерно километр, как раз дорогой высыхаем и просыпаемся полностью. Одеваемся, идём в город, на площадь, там уже мороженщицы на Революционной стоят, покупаем три стаканчика вафельных, дед обожает мороженое, но Дэль всё-таки обожает его сильнее, свой стаканчик вылизывает мгновенно, схрупывает расползающуюся вафлю, смотрит умильно на деда, дед отдаёт ему своё недоеденное мороженое, со вздохом, но пряча улыбку, это у них такая игра, «мороженое за красивые глаза» называется, Дэль всегда выигрывает в неё, он же какой молодой да красивый… Ну а какой же он ещё может быть, что вы в самом деле?..

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники