Июн 022009
 

Татьяна за барабанным сканером

Искал кое-что в сети и натолкнулся на две фотографии, которые у меня немедленно начали вызывать острые приступы воспоминаний.

Это Татьяна. Она какбе показывает, что сканирует слайды на неплохом для середины девяностых барабанном сканере Dainippon Screen DT-S1030AI. Справа виден монитор, подключённый к компьютеру Apple Macintosh 9600, на котором крутились легальные QuarkXPress 3 и 4, Adobe Photoshop 4 и Adobe Illustrator 7. Снимок сделан между июнем 1998 и сентябрём 1999 годов. В июне 98 года в этом помещении прошла презентация репроцентра (а проще сказать, все выпили вина-водки из пластиковых стаканчиков, как это было потом неоднократно на другие праздники), в котором установили по тому времени новое оборудование, а в сентябре 99 года я стал работать на этом оборудовании, стал поклонником Макинтошей, а этот зелёный паттерн с монитора до сих пор сопровождает все компьютеры, на которых я работаю (а также домашние машинки).

Кстати, поскольку этот паттерн является частью операционной системы Mac OS 7.5.2, а эта ОС давно уже безвозмездно скачивается с сайта Apple, то его, должно быть, можно распространять совершенно свободно.

Зелёный паттерн от Mac OS 7

Наверное, это так, поэтому держите картинку, поставьте себе на десктоп и почувствуйте себя в макоси середины девяностых.

Славка у фотонаборного автомата

Это Славка. Он отличный электроник, у него острый ум, но мягкий юмор, он незлобив, незлопамятен, любит праздники, и готов их устроить сам. Тут он находится в клетушке рядом с фотонаборным автоматом DT-R 3075. Он какбе углублённо изучает плёночку, выехавшую из фотонабора, но на самом деле он позирует по просьбе, видимо, начальства. Снято было в те же года, кажется, Славка до появления специализированного на фотонаборе человека его обслуживал, но не уверен.

Зато я уверен, что с сентября 1999 по август 2001 на этой технике работал в том числе и я.

Барабанный сканер был вне моей компетенции, но я на нём сканировал раза два, вымолив право на сканёжку у Татьяны (у другой Татьяны, у начальницы этого репроцентра в те годы), очень уж хотелось научиться работать на барабаннике в принципе, а тут такое чудо в доступе (с 2001 по 2003 мне на абсолютно таком же барабаннике, но в другой фирме, в Москве, пришлось работать столько, что я не удивлён ныне, почему мне тогда доверили сканёжку слишком, показалось тогда мне, быстро; это очень кропотливая работа, особенно что касается отмывания барабана от клея, перешедшего на его прозрачную поверхность с дешёвого офисного скотча, так как фирменный, не оставляющий пятен, берегли. Опять же, точное наклеивание слайда на барабан требует известного навыка).

Макинтоши и фотонабор были моим основным местом работы тогда. Фотонабор — из-за обязанностей, а Маки — по зову души. Макинтошей было два, я с любопытством глядел на них первые две недели работы там, зная про них только что-то вроде «о-о-о, это те самые Маки, профи-тачки!», потом я сутки под руководством Игоря К., чудесного спеца по этим компьютерам, пытался понять, какие действия, программы и настройки соответствуют привычным виндовским, потом ещё десять дней к ним не подходил, боялся, дулся на непривычное всё (а надо сказать, что клиенты, в основном, издательства из Москвы, присылали нам вёрстку и обложки к свои книгам в печать, сделанные, как правило, в виндовских программах; я мог и не научиться работать на Маке в ту пору).

Затем меня как-то переключило, я врубился в специфику Макинтоша и всё… я был потерян для винды. Мои мысли занимал в течение многих лет только Мак в качестве идеала или почти-идеала. Я начал делать платформо-независимые работы на Маке, перенастраивал их, переставлял систему, переводил некоторые постоянные действия на Мак и дошло до того, что начальство негласно решило, что, если уж он такой неугомонный, то все клиентские заказы, сделанные на Маках, отдавать в работу ему, то есть, мне. Сменщик Андрей, активный, как д’Артаньян и уверенный в себе, как Арамис, не понимал логики макоси, и поэтому вся макинтошезависимая работа оказывалась у меня без проблем; я не сопротивлялся.

Ко второму Маку был подключён большой планшетный сканер, на котором девочки-сотрудницы целый день сканировали книжки и вычищали сканы от грязи (потом эти сканы прогоняли через тот фотонабор; так издавали второй и далее тираж уже изданных книг, оригиналы вёрстки которых были утеряны, недоступны или устарели на тот момент так, что их на том железе не воспроизведёшь; в основном, речь про книги, сделанные на линотипах и даже верстатках). Это издательство, где я работал тогда, специализировалось на печати учебников всю свою социалистическую жизнь, а оригиналы вёрстки этих книг, как правило, пребывали в ту пору там же, где и социализм.

Ну и ещё несколько фотографий напоследок. Снято в тех же местах, та же техника, только это уже 2000 год примерно.

На этом фото (см. внизу) я верстаю книжку. Рядом видна таблица цветов, которую кто-то забыл из сотрудников. Примерно весна 2000 г.

Снято в тот же день, что и предыдущий снимок. Я тут не позирую, а работаю: калибрую фотонабор, чтобы он правильно плёнку засвечивал. Моя должность формально называлась что-то вроде «инженер издательских систем» или как-то так, на деле я занимался 1) проверкой и доведением файлов заказчика до состояния, когда он без звука будет проглочен рипом (то есть, компьютерной частью фотонабора) и 2) обслуживанием фотонабора (проявитель, закрепитель, ледяная вода в комнатушке с температурой 16 градусов Цельсия, опять же калибровка, зарядка рулона плёнки и многое другое; в зимние морозы зайти в эту комнату с улицы было по ощущению, как в парилку, а в летнюю жару был гарантирован насморк, если непривычен кто; я проболел сильно две недели через пару дней, как устроился, перенёс температуру на ногах, но лучше было этого не делать).

Если дата на этой фотографии имеет формат YY MM DD, то этот снимок был сделан 12 марта 2001 года. В общем, похоже на правду. Виден первый Мак, а я в этот момент сижу у второго из них, с планшетным сканером Umax Mirage IIse, и это как раз я уже позирую, просто себе на память. Справедливости ради надо отметить, что обычно я сидел у другой стены, за спиной, там был ряд винтеловских машинок, неплохих, я постоянно поддерживал свою машинку в боевом состоянии, и даже Вин98 была сносна, если не делать сразу несколько дел в разных программах и не требовать от неё выглядеть красиво. На Маках, кстати, делалось примерно от 5 до 20 процентов всех заказов в день (эти 5% означали, что заказов под Мак нет, это я просто решил выгнать постскрипты для рипа из PDF-файла при помощи Adobe Acrobat именно на Маке).

Иногда через мои руки проходили весьма странные заказы. А вот и один из них, о йес!.. Кто они, эти женщины, могущие быть предназначенными?

Женщины, могущие быть предназначенными

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
  • женщины могущие быть предназначенными — это супер ! )) Значит, могли быть и немогущие или могущие, но не предназначенные ! Ржу )))
    Хороший рассказ . Интересная у тебя работа была и для тех годов очень продвинутое оборудование . Я в это время в мухосрани с паяльником в зубах по стативам полуавтоматической телефонной станции прыгала , оборудование времён ВОВ и всегда завидовала ( по хорошему ), когда видела по тв или в журналах вот такие картинки «условий социалистического труда»
    И ты там такой молодой-молодой 🙂

  • @nordnati, да, отличное оборудование, хоть и не новое, но оно было качественное; особенно хорошо было, если учитывать, что это не Москва. 🙂