Апр 102009
 

Вспомнилось. В начале девяностых, только-только СССР упразднили, решил я в юридический поступать, справедливость накладывать налаживать. Мне тогда повезло познакомиться случайно с капитаном милиции, бывшем опером КГБ, по комсомольской путёвке переведённом ещё в восьмидесятые в МВД, звали его Анатолием Валентиновичем. Отличный дядька, сильный, квадратный как шкаф, борец, очень умный. Мне именно повезло в знакомстве с ним, потому что на фоне царившего тогда в МВД беспредела, он, редчайший случай, взяток не брал принципиально, а на охотящимися за его головой бандюками своих коллег не натравливал, разбирался сам. Это я потом уже оценил, что он был честным; я-то воспитан был на советской литературе, в которой нечестный милиционер был нонсенсом, а тогда я принял как должное, что начальником моего стажирования в УГРО будет правильный такой мужик. Стажировка была не сказать, чтобы длинной, полгода всего, но за эти полгода мы многое повидали в разваливающемся государстве. И вот два случая, один за одним они были, мне до сих пор покоя не дают.

Пошла девочка десяти-одиннадцати лет вечером за хлебом в недалёкий магазин. Район там ой, сплошь всё гаражи, да пустыри, домов мало, уже темнело, как потом следствие установило, когда её на следующий день нашли, задушенную и изнасилованную. Причём, хочу отметить, именно в таком порядке: сначала её придушили её же колготками, да силы не рассчитали, а потом тело изнасиловали. Следствие было долгим, привлекли всех спецов всех уровней, и в результате вышли на небольшую банду малолеток 13-14 лет, кажется, человек шесть-восемь их было, вину которых следствие доказало определённо, по сравнительному анализу спермы на теле жертвы и образцов, взятых у подследственных. Суд был скорым: нанятый группой родителей адвокат доказал суду, что следствие велось с нарушениями Уголовно-Процессуального Кодекса, и на этом основании всех, как вы понимаете, отпустили.

Вторая история тоже была на нашем участке, и я тоже присутствовал там, как раз наше ночное дежурство было. Под утро уже поступил звонок, что в химчистке неподалёку сработала сигнализация, и на осмотр места происшествия вызвали нас. Воры взломали окно, расхреначили кассу, забрали сумму, эквивалентную паре зарплат, которую кассир по какой-то причине не сдала в сейф, а потом, чтобы вы думали, залезли в огромные стиральные машины промышленного образца в соседней с конторой зале, рассчитывая, что сигнализации в этом богом забытом учреждении на переломе эпох нет, а утром они смогут смешаться с клиентами, которые там будут ходить, и тихо уйдут. Как потом они признавались, они хотели заодно стать организаторами Идеального и Загадочного Преступления. Одна досада: на жуткой грязи под окном, осень как раз, были следы двух пар обуви, ведущие внутрь, внутри следы терялись, но дверь в коридор и дальше была целая. Анатолий Валентинович только хмыкнул, вытащил табельный, и выдернул этих гавриков из стиралок; ну, он опер с таким стажем, что только завидовать, дело понимал сразу, по мере поступления следов. Когда мы писали отчёт в его кабинете, приходили коллеги и просили рассказать, что случилось; все валялись от хохота, а потом шли в обезьянник смотреть на сконфуженные физиономии незадачливых воришек, это был цирк на ровном месте. Им дали без лишних слов несколько лет, апелляций от них не поступало.

Ну и я думаю вот иногда: если есть эта высшая справедливость, то почему те мерзавцы с гнусным взглядом (я принимал участие в допросах, видел) не отсидели и двух месяцев и ушли героями-мучениками, а эти горе-шалопаи получили максимум?..

А с мыслью поступать в юридический я расстался через полгода, когда узнал, что без взятки лично ректору поступить невозможно, свалить его нереально (он ещё и депутат первого созыва был), а честная сдача экзаменов в этот вуз закончится непроходным баллом.

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники