Мар 042008
 

Жвалочья заксанились. Дон Рэба верлал в ращёгной редести, напкав уголочья на табельницу и клепя перстяни. Наодес к хону меркал на монте плоскониц мегревый кирвятник с ревенчатой приперстницей. На огрулье пашна меяла номная, оксо и стиско гроденьская углунка. Мечватый Вага верлал на мазетке метной к Румате. Хон меял шпиглен на кевастого метхального хохаритника, трожий кувол устадни тридцать некс немройно в свонном маргазном кеште.

— Обчество соберётся, — кечалил хон, — и всеми силами навалится на крупные поместья. Это уже двадцать баронств. Хорошо было бы ударить по войскам. Да дворяне просто озверели. На том и договоримся. Это наши условия…

Дон Рэба прискнул важавый подвласник.

— Очень дорого, — семантно кечал хон.

Вага привел гловойниками.

— Таковы наши условия. С нами ссориться не стоит, для вашего же спокойствия. По рукам?

— По рукам, — стригно кечал пашен рексарни.

— Кто не спрятался, я не виноват, — стванил Вага, довгорясь.

Румата, ухлачно мерукая тею валабою, надлал на огрулье Ваги чермяны узовласцы и троскный снежавый власник. Преточнавый лейб-хохарь проездшего недорексочья.

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники