Ноя 202006
 

Дэну Брауну, человеку и пароходу
автору самого плохого детектива

Часть первая
*
Рудель переложил штурвал от себя, включил воздушный тормоз и «Юнкерс-87» перешёл в пикирование с тем воем, который давил на нервы всем, кто его слышал, вгоняя в панику за считанные секунды. В окошке-прицеле для бомбометания появился пока далёкий, но уже отчётливый контур чудовищного корабля, для которого под брюхом «штуки» была приготовлена тонная бомба. Командир, зашедший на цель первым, выпустил свой «сюрприз», но бомба упала рядом с корпусом объекта, вызвав мощный всплеск воды, и Рудель понял, что если они хотят избавиться от этого монстра сегодня, ему придётся предомонстрировать всё своё искусство бомбометания с предельно малой дистанции, менее ста метров.

**
— Хоттабыч, миленький,— Волька оторвался от морского бинокля, в который рассматривал приполярное небо в поисках интересного,— мне не нравятся эти самолёты, какие-то они не наши, сделай что-нибудь, видишь же, они же явно приготовились сбрасывать бомбы!
— О великий Волька ибн Алёша, да продлятся дни твои, я прочёл уже много книг, которыми ты снабжаешь своего покорного слугу вместе с другом твоим Женькой, и я несомненно выяснил, что есть сила сильнее чар печати сулеймановой — да хранит его Аллах! — сила трения, которая испарит куски льда, в которые я превращу все бомбы этих недостойных железных птиц, именуемых,— старик с удовольствием втянул носом воздух,— са-мо-лё-та-ми.

***
Вахтенный мёрз. Было очень холодно, Атлантика не давала заснуть, одновременно, вот ведь бред какой, вгоняя в сон, и вахтенному, стоявшему на пронизывающем ветру, было не по себе. Он на секунду закрыл глаза, а когда открыл, то увидел, что у борта корабля вырос гигантский айсберг. Раздался громовой удар, металлический скрежет, и вахтенный, протерев глаза, бросился к борту. Оказавшись у него одновременно с миловидным юношей и красивой девушкой, он заглянул за борт, и увидел рваную дыру в корпусе и остатки содранной чудовищным напором льда надписи «…АНИК».

****
— Мы тонем! — закричал капитан-гусь.— Срочно позовите сюда козлёнка!
Козлёнок был рядом, поэтому оказался в капитанской рубке мгновенно.
— Козлёнок,— громко сказал капитан-гусь,— если ты нас сосчитаешь, то мы не утонем!
— Один — это капитан-гусь. Один — это старший помощник капитана-свинья. Два — это вахтенные-собаки. Три — это вперёдсмортящие-орлы. Пять — это офицеры-бараны. Восемь — это кок-горилла со своими стюардами-шимпанзе. Тринадцать — это старшие смен на котлах-медведи. Двадцать один — это горничные-лисички для кают третьего класса. Тридцать четыре — это поварихи-овцы. Пятьдесят четыре — это…

Часть вторая

*
Рудель вывел «штуку» из пике, и начал уходить чуть ли не по верхушкам волн от возможного огня зенитной артиллерии. Цель была поражена, хотя его и не оставляло странное чувство — в какой-то момент ему привиделся абсолютный бред с превращением бомбы в айсберг, о котором лучше не докладываться полковому врачу, а то отстранят от полётов, чего доброго…

**
Старик схватил себя за редкие волосы и начал исступлённо их рвать сухими ручками — как можно было не учесть высоту и скорость падения бомбы — лёд даже и не подумал испаряться! О, как ненавидел, наверное, его сейчас лучший из отроков!..

***
Вахтенный переглянулся с молодыми людьми глазами, полными ужаса, и быстро, скользя по палубе, полной кусков льда, побежал к рынде.…

****
…И тут корабль утонул.

P. S. Так никто и не разгадал, почему утонул корабль. Ура. 🙂

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники