Апр 142005
 

Снег как два дня полностью исчез с улиц, и Петюнчик, программист небольшой фирмы, идя на очередной «субботник» по отладке никому не нужного модуля, наблюдал женское столпотворение у киосков, торгующих женским бельём, а равно и колготами-чулками.

«Ебаться»,— с завистью думал Петюнчик, оглядывая бледнорозовую кожу ног молоденьких и не очень молоденьких покупательниц, в ажитации чуть только не проламывающих витрины пальцами, чтобы показать нужный им пакетик с очередным кружевным безумием.

«Ебаться»,— облизывался Петюнчик из-за края книжки, оглядывая в вагоне метро краснеющую фигуристую девицу, осторожно и незаметно оглаживающую себя то по бёдрам, прикрытым короткой юбкой, то по к поцелуям зовущей груди, неплохо видной из выреза блузки.

«Ебаться»,— поднимал брови Петюнчик на странно топорщившийся карман джинсов мужика напротив. «Ебаться!»,— кричали трамваи перезвоном стрелок. «Ебаться»,— пищали тормоза автомобилей на перекрёстках. «Ебаться, ебаться, ебаться!»,— шумело, стучало и пыхтело со всех сторон в ушах ошалевшего от гормонального всплеска Петюнчика.

«Факт, ебаться»,— думал Петюнчик, смотря на молодую женщину в коротком белом халатике, торчащем из-под наспех наброшенной курточки; она в сопровождении лысого, но крепкого, видимо, хахаля, заходила в подъезд дома, расположенного по соседству с его работой. «Эх-х, ну что за жизнь!..»,— отвлёкся Петюнчик от приятных мыслей и наблюдений обнажёнки. Войдя в офис, он поздоровался с охранцом, мрачно на него посмотревшим, и с начальником, тут же выговорившим ему за опоздание, включил компьютер, а пока тот прогревался, плеснул в давно немытую кружку горячей воды, всыпал пакетик кофе «три-в-одном», сел на недавно окривевшее кресло, и, не проверяя почту и не включая аську от обиды на свою неудачливую жизнь, запустил отладчик.

— Ну-с, приступим…— вцепился Петюнчик в шевелюру.

***

— Ну-с, приступим,— прошептала девица, аккуратно вынимая из чулок и лифа шпаргалки, оглядывая светлую, хоть и нечистую дверь аудитории, откуда только что на несколько минут вышел преподаватель.

— Ну-с, приступим!— шумно выдохнул на кухне малогабаритки мужик, вынимая из кармана джинсов бутылку-мелкашку «Столичной», а из пакета поллитровочку и банку маринованных огурцов.

— Ну-с, приступим,— мрачно думала молоденькая фельдшерица, сняв курточку и расправив халатик, смотря на своего первого в жизни пациента. Шофёр, стоя в коридоре, сочувственно молчал.

И только трамваи по-прежнему весело трезвонили на стрелках. Трамваи железные, им на всё похуй…

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники